Деятельность Ставки Верховного Главнокомандования и Николая II в Могилёве после отречения. Хроника событий

 

Февральская революция в Петрограде привела к крушению Российской империи и приходу к власти Временного правительства. за день до этого, 28 февраля, отправил в Петроград под командой генерала Н.И.Иванова батальон из семисот Георгиевских кавалеров. Сам государь в тот день выехал из могилевской Ставки на поезде в Царское Село.

В ночь на 1 марта царский поезд уперся в станцию Малая Вишера в ста пятидесяти верстах от Петрограда. Дальше бушевали “революционные войска”, уже отравленные мятежным духом из столицы. Поезд повернул на Псков, куда, как на Голгофу, Николай II прибыл первомартовским вечером в ставку командующего Северным фронтом генерала Рузского.

Этим же вечером георгиевцы генерала Иванова подъезжали к Царскому Селу. Причем, по дороге генерал, известный крутостью в таких делах с 1905 года, ставил на место митинговавшие полки коротким приказом:

— На колени!

Они и становились. Многое пошло бы совсем по-другому, если б в этот мокрый весенний вечер генерал Алексеев с помощью Рузского не склонил бы императора на первый шаг, чтобы он отдал престол.

Заключили все это царю собственным одобрением неразлучные генерал — адъютант Рузский и, действительно, истинный Верховный генерал-адъютант Алексеев. Когда Николаю II доставили телеграммы, он в 3 часа дня 2 марта 1917 года в своем поезде на станции с удивительно символичным для этого названием Дно согласился отдать власть.

Император был совершенно одинок. В Пскове его отрезали от мира, приказы царя не шли дальше штаба Рузского, телеграммы в его поддержку, от верных ему людей не передавались. Он попал в классическую обстановку, когда главу государства «дожимают» [1, с. 19-25].

Об отречении Николая II имеется достаточно документальных свидетельств. Но в данной работе я хотел бы использовать воспоминания генерала Д.Н.Дубенского. События развивались следующим образом:

«Часов около 10 вечера флигель-адъютант полковник Мордвинов, полковник герцог Лейхтенбергский и я вышли на платформу, к которой должен был прибыть депутатский поезд. Через несколько минут он подошел. Из ярко освещенного вагона-салона выскочили два солдата с красными бантами и винтовками и стали по бокам входной лестницы вагона. По-видимому, это были не солдаты, а, вероятно, рабочие в солдатской форме, так неумело они держали ружья, отдавая честь «депутатам», так не похожи были также на молодых солдат. Затем из вагона стали спускаться сначала Гучков, за ним Шульгин, оба в зимних пальто. Гучков обратился к нам с вопросом, как пройти к генералу Рузскому, но ему, кажется, полковник Мордвинов сказал, что им надлежит следовать в вагон его величества.

По виду Шульгин, да и Гучков казались смущенными и конфузливо держались в ожидании выхода государя. Через несколько минут появился его величество, поздоровался со всеми, пригласил всех сесть за стол у углового дивана. Государь спросил у депутатов, как они доехали. Гучков ответил, что отбытие их из Петрограда, ввиду волнений среди рабочих, было затруднительно. Затем само заседание продолжалось недолго.

Его величество, как было упомянуто, еше днем ранее решил оставить престол, и теперь государь желал лично подтвердить акт отречения депутатам и передать им манифест для обнародования. Никаких речей поэтому не приходилось произносить депутатам.

Его величество спокойно и твердо сказал, что он исполнил то, что ему подсказывает совесть, и отказывается от престола за себя и за сына, с которым, ввиду болезненного состояния расстаться не может.

Гучков доложил, что обратное возвращение депутатов сопряжено с риском, а посему он просил подписать манифест на всякий случай не в одном экземпляре. Государь на это согласился.

Затем государь ушел к себе в отделение, а все оставшиеся стали ждать изготовления копии мапифеста. Вот, собственно, с формальной стороны и все.

Что произошло на свидании депутатов Думы Гучкова и Шульгина с его величеством 2 марта в Пскове [2, с. 66].

После часа ночи депутатский поезд, то есть собственно один вагон с паравозом, отбыл в Петроград. Небольшая кучка народа смотрела на этот отъезд. Дело было сделано — императора Николая II уже не было. Он передал престол Михаилу Александровичу.

Пятница, 3 марта

Псков — Витебск — Орша —

Поздно ночью, в пятницу 3 марта, государь отбыл из Пскова в Могилев. Путь его величества лежал через Остров, Двинск, Витебск, Оршу в Могилев, в Ставку.

Переезд из Пскова до Могилева совершился спокойно, без малейших осложнений. На станциях почти не было публики, только в Витебске, который миновали днем, скопление пассажиров значительно, но никаких волнений, симпатии или антипатии к царскому поезду мы не заметили. Точно это был один из очередных поездов, точно никто не знал, кто находится в этих больших, чудных синих вагонах с орлами.

К вечеру, когда стало темнеть, проехали Оршу — это преддверие Ставки. Шумная толпа, как всегда, наполняла грязную станцию в этом узловом пункте. Но на платформе около поезда было тихо, спокойно.

Около 9 часов государь прибыл в Могилев. Поезд тихо подошел к «военной» длинной, пустынной, открытой платформе, к которой всегда прибывали царские поезда. Высокие электрические фонари ярко освещали небольшую группу лиц во главе с генералом Алексеевым, прибывших встречать его величество.

Небольшой, с седыми усами, солдатской наружности, невзрачный генерал Алексеев вытянулся, отдал честь. К нему подошел его величество, протянул ему руку, поздоровался, что-то спросил его и затем сел в автомобиль с графом Фредериксом и отправился к себе по пустынным, тихим улицам Могилева. Мы все последовали за его величеством и разместились в своих обычных помещениях.

В комнатах генерал-квартирмейстерской части все было по-прежнему. Дежурили полевые жандармы, сидели офицеры за столами, стучал телеграфный аппарат… На маленькой площади у дворца из старинной ратуши, в круглом садике стояли посты дворцовой полиции, а у подъезда государя в дубленых постовых тулупах находились по-прежнему парные часовые Георгиевского батальона.

Могилев тих, малолюден и спокоен. В царских комнатах долго, долго светился огонь. Точно ничего не случилось, точно то, что все мы пережили, был сон.

Суббота, 4 марта
В Ставке — Могилев

В субботу 4 марта, после утреннего чая в начале 10 -го часа, государь прошел, своим обычным порядком, в генерал-квартирмейстерскую часть (дом рядом с дворцом) для принятия доклада генерала Алексеева о положении на фронтах.

Вторник, 7 марта
В Ставке — Могилев

Солдатская масса Ставки, спокойная в первые часы революции и совершенно не ожидавшая нагрянувших событий, стала понемногу волноваться. Приехали агитаторы, появились газеты, радостно сообщавшие о “бескровных днях” переворота, наконец, ясный переход генерала Алексеева на сторону Временного правительства, все это сделало то, что и войска царской Ставки начали организовывть митинги, собрания < >.

Среда, 8 марта

Отъезд государя императора из Ставки

Прошло еще минут 10-15. Мы все напряженно стояли у вагонов при полной тишине. Еще раз прошел, почти пробежал, генерал Алексеев в вагон императрицы, пробыл там несколько минут и вышел оттуда. Вслед за ним отворилась вагонная дверь, и государь стал спускаться по ступенькам на рельсы. До государева поезда было шагов 20-30, и его величество сейчас же дошел до своего вагона. Тут к нему подошел адмирал Нилов и, схватив руку государя, несколько раз ее поцеловал. Его величество крепко обнял своего флаг-капитана и сказал: “Как жаль, Константин Дмитриевич, что вас не пускают в Царское со мною”.

Затем государь поднялся в свой вагон и подошел к окну, стараясь его протереть, так как оно было запотелое. Наконец поезд тронулся. В окне вагона виднелось бледное лицо императора. Генерал Алексеев отдал честь его величеству.

Последний вагон царского поезда был с думскими депутатами; когда он проходил мимо генерала Алексеева, то тот снял шапку и низко поклонился. Помню, этот поклон депутатам, которые увозили царя “как бы арестованным”, тяжело лег на сердце и окончательно пошатнул мое мнение об Алексееве [2, с.50-73].

Таким образом, на основании документальных воспомининий очевидцев событий перед нами предстаёт целостная картина последних дней пребывания Николая II в ставке Верховного Главнокомандования, а также деятельности офицеров и генералов.

Литература:

  1. Черкасов-Георгиевский, В.Г. Вожди белых армий («Мир в войнах»)/В.Г. Черкасов-Георгиевский — Смоленск: Русич, 2000. — 512 с.
  2. Описание свидания Гучкова и Шульгина с государем 2 марта, сделанное Шульгиным вскоре после возвращения депутатов в Петроград, составлено довольно верно. Отречение Николая II: Воспоминания очевидцев, документы (Тайны истории в романах, повестях и документах)/ Вступ. ст. Л.Клюева, М.Кольцова — М.: ТЕРРА Книжный клуб, 1998. — 336 с.

Сухарьков В.В.

Учреждение культуры «Музей истории Могилева»

(г. Могилев, Беларусь)

Оригинал