«Эрзац-коммунизм» или «Проблема ненужности»

Убить можно по-разному. Можно топором по голове, а можно и подушкой придушить.

Либерализм практикует оба способа. Первый (топором по лбу) – это «шоковая терапия» и социал-дарвинизм оголтелых рыночников. Второй – это «безусловный базовый доход», привычка покупать пакетик корма для кошки, числящейся у вас на балансе…

Нужно быть слепым, чтобы не заметить внешнего сходства, типологически-единых черт между ББД и коммунизмом. Коммунизм – это неограниченное, в пределах разумного, пользование человека потребительскими благами бесплатно. Научно-технический прогресс внёс в нашу жизнь много элементов коммунизма.

Например, всеобщее бесплатное образование, книжный фонд библиотек (библиотека, как и Библия – вообще зародыш коммунизма), бесплатный справочник и помощник в виде Интернета (колоссальные объёмы информации бесплатно, по потребности), да и просто… лифты. Да, да, лифт – элемент наступившего коммунизма! На работе вы пользуетесь лифтом сколько вам нужно, когда один раз в день, а когда и десять – учёта лиц и количества поездок не ведётся, принято считать, что впустую вы лифт гонять не станете. Потому нет и билетов на лифт: кому нужно, тот зашёл и нажал кнопку.

В определённом смысле лифт – это модель практического устройства будущего коммунистического общества, где по такому же принципу может работать общественный транспорт, гостиницы, и т.п. Нужно – зашёл – воспользовался.

Этапы перехода к коммунизму таковы:

1) Переход от свободных цен к твёрдым.

2) Снижение этих твёрдых цен, усреднение оплаты[1].

3) Превращение оплаты услуги из весомой в символическую, всё менее и менее затруднительную для человека.

4) Ликвидация оплаты, превращение благ (в разумных пределах) – в подобие воды и воздуха.

+++

И тут идея безусловного базового дохода – чем не коммунизм или не шаг к коммунизму? Надо человеку покушать – его покормят. Нужно одеться и где-то жить? Оденут и поселят. И ничего взамен не спросят. Ибо – свобода! Не хочет работать – его право…

Разве не гуманно?

Снаружи идея красивая, но начинка у неё гнилая и мёртвая.

Коммунизм, при внешнем сходстве, был адресован человеку восходящему, развивающемуся. Безусловный базовый доход – адресован изгою, превращаемому усилиями соцслужб в паразита.

Подчёркиваю: речь не идёт о том, чтобы повысить безобразно-низкие зарплаты трудящихся в ряде секторов, о том, чтобы открыть новые рабочие места, организовать общественные работы, расширить гонорарный фонд творческих профессий (которого ныне просто нет), понизить возраст выхода на трудовую пенсию, и т.п.

Речь не идёт о том, чтобы занять человека, вовлечь его во что-то общественно-полезное, дать ему раскрыться и реализовать свои возможности.

Нет!

Речь идёт о том, чтобы приехать в гетто с фургончиком халявы, и раздавать там милостыню. При этом голод уравнивается с нищетой, хотя это разные вещи. Голод – это физиологическое состояние, а нищета связана прежде всего, с принуждением побираться. Нищий не всегда голоден! Опытный попрошайка собирает милостыни порой больше, чем зарплата у рабочего!

Но милостыня не выводит его из «профессии» нищего, а наоборот: коли хорошо пошло дело, консервирует побирушку и нахлебника в его статусе.

Идея эрзац-коммунизма с бесплатной раздачей базового набора потребительских благ – неразрывно связана с обществом неразвития, с тем унылым г..м, которое представляет из себя либеральная рыночная экономика.

Восходящему обществу развития – всё время не хватает рабочих рук, а особенно – образованных голов.

И главная идея коммунизма – не в том, что человек берёт хлеб бесплатно, а в том, что он берёт его у себя. Экономика – дом человека, а в собственном доме мы ведь не платим за то, чем пользуемся! Если мы взяли заварочный чайник – мы не платим за его использование жене, а если мы почистили ковры – мы не берём за это плату с жены.

Если человек является собственником и хозяином экономики, то он не только пользуется ею, но, главным образом, управляет ею. В условиях кондоминиума (совладельчества) человек может сам себе придумать работу, сам обосновать её полезность обществу. Он заявил, например, что изучение древних клинописей или исследование поведения воробьёв – очень важны для общества, занимается этим (потому что дело ему лакомо) – и пользуется, как заслуженный труженик, общественными фондами потребления. Эти фонды, в свою очередь – как лифт: нас никто не спрашивает, зачем мы поехали на лифте, если нам нужно – значит нужно, и лифтовое хозяйство нас обслуживает.

+++

Но унылое г…о общества неразвития усыхает в домены частной собственности, вне которых человеку нет места (а внутрь его не пускают хозяева). Человек оказывается между двумя заборами частных хозяев, стискивающими его с двух боков, и не знает, чем там жить.

Из ложно понятого гуманизма ему туда начинают кидать пищевые объедки, что, в сущности, не устраняет, а наоборот, продлевает его страдания «застрявшего».

Главная примета либерал-дегенератизма, главный его признак – неубывающая армия «лишних людей». Как у плохого механика после сборки машины всегда остаются «лишние» детали, так и у либерального экономиста всё время остаются «лишние люди», причём их становится всё больше и больше – потому что рост производительности труда покрывает все ущербные, унылые потребности собственнического общества всё меньшим и меньшим количеством рабочих рук.

Там, где вчера требовалось 100 человек – с новыми агрегатами требуется только 10, а завтра и вообще одного хватит. Точная калька с английских «огораживаний», при которых «овцы съели людей»: там, где раньше растила хлеб целая деревня, стало достаточно одного пастуха…

В этой ситуации нищета – вторичная проблема. Первичная же проблема – изгойство человека, выдавливание его из сокращающихся оборотов экономики, заточенной на обслуживание узкого круга лиц. Не нищий потом становится изгоем, а наоборот, изгой со временем становится нищим.

Сама по себе нищета в обществе развития – штука преходящая и преодолимая. Советское общество после тягчайших войн и разрух нахлебалось физической нищеты, но это состояние было лишено изгойства, ненужности, статуса «лишнего человека».

Нищета – это просто когда физически мало хлеба. А изгойство – когда никто не знает, за что тебя хлебом кормить. Жизнь-то у тебя, как у животного, есть, а смысла в ней никакого и пользы от неё никакой. Никому, включая и тебя самого.

И это – не ново.

+++

Лев Николаевич Толстой в статье «О голоде» писал так: «Администрация и земство представляют себе задачу прокормления голодного народа точно так же, как представляют себе такую же задачу прокормления данного количества скотины».

«С людьми расчет совершенно иной» — пытался достучаться до правительства Лев Николаевич.

— «Вол на стойле не может сам себе добыть пищи, человек же сам добывает ее, и тот человек, которого мы собираемся кормить… тот самый народ, который… добывает то, чем мы собираемся его кормить. Кормить мужика, это всё равно, что во время весны… держать скотину на стойле и самому щипать для нее эту траву… и тем погубить».

Скажите, разве не актуальные сегодня слова?!

Введение минимального гарантированного дохода может сократить бедность в России – сообщает ТАСС. Об этом говорится в докладе об экономике России Всемирного банка. Этот самый Всемирный банк улучшил прогноз по росту ВВП России в 2021 году до 3,2%, и теперь советует «подкормить отстающих»:

«Национальная программа минимального гарантированного дохода — это инструмент для решения трудной задачи сокращения бедности в России, которая может обеспечить высокую эффективность затрат. Национальная программа минимального гарантированного дохода (МГД) призвана обеспечивать регулярную выплату денежных пособий малоимущим семьям, прежде всего, для оказания адресной помощи нуждающимся. Размер пособий обычно определяется как разность между доходом семьи и порогом дохода», — говорится в докладе.

Отмечается, что как и во многих других странах мира, в России национальная программа минимального гарантированного дохода могла бы предусматривать сочетание денежной помощи с другими мерами по избавлению семей от бедности.

Эти меры обеспечивают надлежащий адресный охват беднейших членов общества… многие другие семьи остаются не охваченными мерами социальной защиты», — сообщается в докладе ВБ.

России удастся достичь национальной цели по сокращению бедности вдвое к 2030 году в случае разработки госпрограммы адресной поддержки, стоимость которой составит минимум 0,33% ВВП ежегодно, говорится в докладе «Темпы восстановления экономики в России ускоряются».

«Разработка и реализация государственной целевой программы адресного предоставления финансовой помощи гражданам, находящимся за чертой бедности, может стать основным фактором экономически эффективного снижения уровня бедности».

+++

Так ведь именно о том и предупреждал нас Лев Толстой! Чем дольше благотворители будут растлевать халявой изгоев и паразитов общества в трущобах, тем острее будет ставиться вопрос: а зачем вообще это делать?!

Как избежать нарастающей десоциализации, деградации в расползающихся гетто, если вместо преодоления изгойства «лишних» — наращивать его ложно понимаемой «благотворительностью»? Ведь нетрудно понять, что люди, живущие на пособие из поколения в поколение – потеряют человеческий облик, выродятся в помойных голубей, станут, кроме своей полной и уже необратимой бесполезности обществу – ещё и крайне опасными (рассадником криминала, извращений и т.п.).

Наша главная проблема в том, что человек не может найти себе применения, рабочего места с достойными условиями труда. И её мерами эрзац-коммунизма, какими бы высокими ни были нефтяные доходы страны, не решить.

Допустим, у правительства хватит денег кормить миллионы ненужных, никчёмных тунеядцев; но разве это сделает их нужными? А не наоборот ли? Не отяготит ли это невозможность найти работу – нежеланием её искать?

—————————————————

[1] Это как на трамвае: билет стоит одинаково – хоть одну остановку едешь, хоть через весь город.

Алексей КУЗНЕЦОВ, обозреватель «ЭиМ».; 28 мая 2021

Оригинал