Исследователи Могилёвской губернии из числа первых выпускников Горы-горецкой земледельческой школы

 

С 15 августа 1840 г. начинается отсчёт истории высшего сельскохозяйственного образования не только Беларуси, но и всей Российской империи, когда в Горках была открыта земледельческая школа.
Учебное заведение состояло из двух разрядов. Первый был призван готовить «земледельческих учеников» и давал им основы агрономии. Комплектовался он в основном из детей государственных и крепостных крестьян. Второй разряд готовил агрономов-практиков. Право поступать во второй разряд имели только дети граждан «свободного состояния», детям крепостных крестьян доступ во второй разряд был закрыт [1, с. 436].
С целью повышения значения второго разряда школы, 19 января 1842 г. было принято постановление о преобразовании его в высший разряд, приравненный к самостоятельному высшему сельскохозяйственному учебному заведению [2, с. 96]. 15 августа 1842 г. состоялось открытие высшего разряда Горы-Горецкой земледельческой школы (ГЗШ) как единственного в то время сельскохозяйственного вуза Российской империи.
Непопулярность в то время сельскохозяйственного образования, материальные затруднения обедневшего дворянства и удаленность Горок от центра Российской империи привели к тому, что, несмотря на ряд объявлений в газетах и журналах об открытии высшего разряда и правилах приёма в ГЗШ, желающих поступить в 1842 г. не оказалось. Только в январе 1843 г. были приняты 3 первых студента — Николай Барановский, Евгений Барковский и Пиус Юревич [3, с. 36].
В то же время существенные изменения стали происходить в системе духовного образования. В 1840 г. была введена новая программа преподавания в семинариях. Согласно ей, наиболее важными предметами считались пастырское богословие и гомилетика. Появились и новые предметы — агрономия и медицина, необходимые, по мнению Николая I, для будущих пастырей, особенно на сельских приходах, чтобы «с одной стороны, при большем развитии сведений сего рода между поселянами, духовенство и в сем отношении могло бы стоять если не выше, то, по крайней мере, не ниже людей, которых нравственное образование оному поручается, а с другой, открыть большие средства духовенству к безбедному содержанию посредством улучшенной обработки отводимых церковным чинам участков» [4, с. 1].
В соответствии с решением правительства Российской империи от 10 июля 1843 г. Синод стал направлять лучших семинаристов в Горы-Горецкую школу, и в 1843-1844 гг. здесь был произведён довольно необычный набор студентов, состоявший из 59 семинаристов из 43 городов России. В 1846 г. был первый настоящий выпуск 57 воспитанников высшего разряда, среди которых было 50 человек, присланных два года назад из семинарий [5, с. 100]. Подобная практика имела место до 1857 г.
Вся жизнь воспитанников подчинялась строгому распорядку, начиная с подъёма в пять утра и заканчивая отбоем в половину десятого вечера. Помимо основных лекций были так называемые репетиции трижды в день, во время которых учащиеся под руководством надзирателя самостоятельно изучали преподаваемые дисциплины. Во время полевых работ (с 1 апреля и до 1 октября) вместо послеобеденных лекций проводились практические занятия на землях школьных фольварков [6, с. 14].
Каждый день в школе начинался и заканчивался молитвой. В 1845 г. в заведении для этого была устроена домовая церковь. Позже в 1849 г. произведена торжественная закладка институтского храма [7, с. 13], построенного и освящённого в 1854 г. в честь свт. Николая.
Бывшие семинаристы испытывали определённые трудности в освоении новых для них предметов. Это было связано с тем, что в духовных школах дисциплины изучались догматически, тексты зазубривались по учебникам. Здесь же воспитанникам пришлось не только изучать не совсем ещё оформившуюся науку без соответствующих учебников, но и выполнять практические сельскохозяйственные работы.
Впоследствии большинство семинаристов направлялось в Горы- Горецкий земледельческий институт (ГЗИ) из Могилёвской Духовной школы. В 1849 г. из 8 выпускников духовных образовательных учреждений, принятых в институт, 6 были из Могилёвской семинарии [8, с. 13-103]. Поэтому в 1849 г. духовно-учебное управление при Синоде обратилось в ГЗИ с просьбой составить программу и учебник для преподавания сельскохозяйственных наук в Могилёвской Духовной семинарии. Профессор животноводства В. И. Краузе написал её с учётом специфики Могилёвской губернии. В отдельной главе рассматривались обязанности сельского хозяина, а также «попечение о физическом и нравственном благосостоянии подчинённых» [9, с. 35]. Профессор химии К. Д. Шмидт составил руководство под названием «Важнейшие сведения по части естественных наук» для преподавания в семинариях [9, с. 9]. Оно состояло из двух частей — естествозаконие и естест- воописание. В первой части излагалась физика с метеорологией, физическая география и общая химия. Во второй — минералогия с неорганической химией, ботаника с органической химией и зоология.
Об успешном ходе подготовки выпускников духовных образовательных учреждений в ГЗИ свидетельствуют данные о профессорско-преподавательском составе семинарий в Российской империи. По состоянию на 1861 г. из 100 преподавателей духовных учреждений, имевших светское образование, 44 были выпускниками земледельческого института в Горках [10, с. 167]. После того, как в 1866 г. преподавание сельского хозяйства и естественной истории в семинариях было отменено, выпускники ГЗИ смогли найти себе применение в качестве преподавателей математических дисциплин.
Многие семинаристы, окончившие Горы-Горецкую земледельческую школу, стали не только преподавателями в духовных образовательных учреждениях и популяризаторами агрономических знаний, но и известными учёными в области сельскохозяйственной науки и естествознания. Среди выпускников высшего разряда следует отметить друга Н. Г. Чернышевского по Саратовской гимназии П. У. Палимпсестова, ставшего впоследствии профессором Одесского университета, И. Н. Чернопятова — будущего профессора Лесного института в Петербурге и Петровской земледельческой и лесной академии, Л. И. Сахарова — учителя и воспитателя революционного демократа Н. А. Добролюбова и др.
Наиболее известными выпускниками высшего разряда ГЗШ, работавшими в Могилёвской губернии, были Константин Александрович Чоловский и Николай Яковлевич Дубенский.
К. А. Чоловский сначала преподавал агрономию в Могилёвской семинарии, а затем естественную историю в Могилёвской женской гимназии. Помимо педагогической работы он занимался изучением местной флоры. В 1857 г. Р. Пабо и К. А. Чоловским был подготовлен рукописный список растений «Флора Могилёвской и близких к ней губерний» (рукопись хранится на кафедре ботаники Санкт- Петербургского университета). К. А. Чоловский собрал гербарий местных растений, а впоследствии провёл исследование растительного царства Могилёвщины, по результатам которого издал подробный «Очерк флоры Могилевской губернии» [11]. Этот труд был включён в состав первой части «Опыта описания Могилёвской губернии» А. С. Дембовецкого, изданного в том же году [12].
Описание растительного мира Могилёвщины начинается с интересного наблюдения о том, что местные растения оказывают влияние не только на климат и почву, но и на материальное благосостояние, деятельность местных жителей, а также на их историю и мировоззрение [12, с. 266]. Далее в работе приводятся фамилии учёных, которые занимались подобными исследованиями в первой половине 50-х гг. XIX в., — Р. Х. Пабо, Н. В. Довнара и
Э. Б. Линдемана. Всего по губернии описано 966 видов диких растений, принадлежащих к 408 родам и 100 семействам. В то же время сделан вывод, что данные цифры немного ниже реальных вследствие недостаточной изученности южных уездов губернии, где более тёплый климат, иной рельеф и меньше лесов. К. А. Чоловский сначала даёт общую характеристику наиболее распространённым видам растений, классифицируя их по месту произрастания: леса, кустарники, открытые песчаные россыпи, луга, болота, русла рек, озёра, озимые, яровые и паровые поля, огороды [12, с. 271]. Кроме этого, были составлены отдельные списки всех растений губернии:
—дикорастущие цветковые и бесцветковые растения;
—список дикорастущих деревьев, кустарников и полукустарников;
—классификация луговых и пастбищных растений по питательности;
—алфавитный список фармацевтических названий растений, употребляемых в медицине;
—список местно-народных врачебных растений;
—перечень общеизвестных полезных и вредных грибов;
—список культурных растений [12, с. 272].
Помимо статистической оценки флоры, автор обращает внимание на красоту местных растений, создающих красивые разнообразные ландшафты.
Уроженец Владимирской губернии Н. Я. Дубенский определённый период жизни работал в Могилёвской губернии. В 1864 г. он был командирован в Западный край для устройства крестьянских дел. В Могилевской губернии Н. Я. Дубенского назначили секретарём статистического комитета и редактором «Могилёвских Губернских Ведомостей». В 1865 г. он опубликовал книгу «Оценка земель Западного края и в частности Могилёвской губернии» [13]. Хронологический охват исследований «о доходности и ценности земель Западного края…», описанный автором, касается периода 1855-1865 гг., чтобы отразить и дореформенное, и пореформенное состояние земель. Основной целью своей работы автор видит в оценке земель, которая является ключом к «раскладке повинностей, определению страховочных премий, определению права голоса на земских собраниях … и др.» [14, с. 25]. Интересными являются и принципы оценки земли, многие из которых вполне согласуются с современным представлением об этом. В главе 2 «Начала оценки земли» Н. Я. Дубенский анализирует факторы, которые, с его точки зрения, определяют ценность земли. Одним из них является спрос и предложение, т. е. «нужда в земле». Эта потребность, а, следовательно, и ценность, тем выше, чем больше плотность населения в том или ином регионе. Второй аспект — степень богатства населения и доходность земли [13, с. 3-4]. Третий момент — богатство самой страны и равноправие лиц в торговле. В тоже время исследователь обращает внимание, что качество земли, и даже географическое положение страны в отношении развития внешней торговли почти совсем не имеют значения в ценах на землю [13, с. 5].
Н. Я. Дубенский приходит к заключению, что благосостояние народа зависит от производительности труда, который только тогда эффективен, когда является свободным. «Чем личность и труд свободнее в стране, тем она богаче, тем довольство народа прочнее, — в обороте является более разнообразных произведений природы и труда, там сами обороты совершаются быстрее, с большим доверием к выгодам взаимного обмена» [13, с. 9]. Автор протестует против барщины (в Беларуси она чаще именовалась панщиной), так как «панщина разорила крестьян, а за крестьянами разорила города и, наконец, поставила в затруднение самих панов». Результатом исследований стал неутешительный вывод о том, что, учитывая все риски и особенности региона, покупка земель для сельскохозяйственной деятельности в общем нецелесообразна. Утешением может служить лишь оптимистичный вывод, что большая лесистость местности будет благоприятна для создания фабрик и заводов [14, с. 26].
В 40-х гг. XIX в. происходили преобразования как в сфере аграрного, так и духовного образования Российской империи. Введение новых программ преподавания и дисциплин в семинариях совпало с открытием первого высшего сельскохозяйственного учебного заведения. Именно на этом начальном этапе сотрудничество православной Церкви с аграрной наукой и образованием оказалось наиболее плодотворным. Это выразилось прежде всего в появлении целой плеяды высококлассных специалистов, подготовленных в высшем разряде ГЗШ, из числа бывших семинаристов. Двое из них — Константин Александрович Чоловский и Николай Яковлевич Дубенский внесли свой вклад в исследование нашего края.
Список литературы и источников:
1.Высочайше утверждённое положение о Горыгорецкой Земледельческой школе, 24 апреля 1836 г. // Полн. Собр. Зак. Рос. Имп. — 1836. — Т.11. — Ст. 9097.
2.О дополнительном постановлении к положению о Горыгорецкой школе, 17 февраля 1842 г. // Полн. Собр. Зак. Рос. Имп. — 1842. — Т.17. — Ст.15303.
3.Национальный исторический архив Беларуси (далее — НИАБ). — Фонд 2259. — Оп. 1. — Д. 52. Списки воспитанников ГЗШ.
4.НИАБ. — Фонд 2259. — Оп. 1. — Д. 29. Переписка с III Департаментом Министерства государственных имуществ о поручении преподавателям школы составления руководства для преподавания сельскохозяйственных предметов в духовных семинариях.
5.Чем занимаются студенты бывшего ГЗИ // Журн. Мин. гос. имуществ. — СПб,1864. — № 9-12. — С. 87-124.
6.НИАБ. — Фонд 2259. — Оп. 1. — Д. 27. — Отчёт о деятельности ГЗШ за 1840 г.
7.Заложение церкви в Горыгорецком земледельческом институте // Журн. Мин. гос. имуществ. — СПб,1850. — № 1-3. — С. 13-14.
8.НИАБ. — Фонд 2259. — Оп. 1. — Д. 908. Годовой отчёт о практических занятиях воспитанников школы.
9.НИАБ. — Фонд 2259. — Оп. 1. — Д. 1069. Дело по предписанию духовно-учебного управления при Синоде об изменении программы преподавания естественных наук в институте.
10.Сушко, А. В. Духовные семинарии в пореформенной России (1861—1884 гг.) / А. В. Сушко. — Санкт-Петербург: СПбГМА, 2010. — 254 с.
11.Чоловский, К. А. Очерк флоры Могилёвской губернии /
К.А. Чоловский . — Могилёв: Типография Могилёвского Губернского
Правления, 1882 . — 188 с.
12.Опыт описания Могилёвской губернии в историческом, физикогеографическом, этнографическом, промышленном, сельскохозяйственном, лесном, учебном, медицинском и статистическом отношениях : в 3 кн. / составлен [с предисловием] и под ред. А. С. Дембовецкого. — Могилёв на Днепре, 1882-1884.
13.Дубенский, Н. Я. Оценка земель Западного края и в частности Могилёвской губернии / Н. Я. Дубенский. — Могилёв на Днепре: Типография Губернского правления, 1865. — 72 с.
14.Бабарико, Д. О книге «Оценка земель Западного края, в частности, Могилёвской губернии» Н. Я. Дубенского / Д. Бабарико // Земля Беларуси — 2014. — № 3. — С. 25-26.

Т.Н. Марченко (Горки, Беларусь)
УО «Белорусская государственная сельскохозяйственная академия»

Оригинал