Ф.А. Бакунин: недооценённый полководческий талант

 

2 марта 2018 года исполнилось бы 120 лет со дня рождения Фёдора Алексеевича Бакунина. Судьба отвела этой яркой личности, ушедшей в мир иной 22 января 1984 года, 85 лет. Из них наиболее значимыми были те 29 лет, которые Ф.А. Бакунин отдал Советским Вооружённым Силам (СВС).

Фёдор Алексеевич принадлежал к тем советским военным деятелям, которые были людьми двух эпох. Первая для него эпоха предшествовала крутому перелому семнадцатого. Этот уроженец Казанской губернии во времена царской России проходил рабочие университеты, трудясь шахтёром. В России, возглавляемой Временным правительством, он впервые попробовал солдатского пороху. Рядовой Семёновского лейб-гвардии полка Фёдор Бакунин успел даже немного повоевать, что даёт основание считать его участником Первой мировой войны. За несколько дней до прихода к власти большевиков — ленинцев, знаменовавшей начало новой эпохи, молодой человек пополняет ряды демобилизованных соотечественников.

Его симпатии были однозначно на стороне новой власти. Когда возникла потребность защищать эту власть военным путём от её противников, оказавшийся в Сибири Фёдор Бакунин стал это делать с оружием в руках. В разгар весны грозового восемнадцатого полку красногвардейцев прибыло. Фёдор четыре месяца будет командовать взводом Томского красногвардейского отряда. Колчаковцы сразу же почувствуют силу и мощь атак со стороны данного взвода. Затем им будет противостоять принимавший нестандартные решения командир батальона партизанского отряда. Командир отряда В. П. Шевелев делал ставку именно на батальон Бакунина, стремясь выбить колчаковцев из пространств, прилегавших к Кузнецку, Марьинску, Кемерово. Искомая цель была блестяще достигнута.

Когда 1919-й год подходил к концу, отважный партизан стал красноармейцем. Сначала в хорошо известном ему Томске грыз гранит военной науки. Здесь девятнадцать месяцев находился на 2-х Сибирских пехотных курсах. Когда закончилась учёба на этих курсах, страна жила уже в условиях мирного времени и, естественно, офицер Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) Ф.А. Бакунин уже не вовлекался в театры военных действиях (ТВД).

В межвоенный период довелось служить в трёх военных округах: Сибирском, Московском, Ленинградском. Эти же годы вместили совершенствование военного образования. Жаждущий фундаментальных военных знаний офицер оказался в числе выпускников-отличников Омской Высшей военной школы, как губка впитывал всё, что можно было получить на Стрелково-тактических курсах «Выстрел», на специальном отделении курсов при Управлении боевой подготовки РККА.

Генерал-майор Ф.А. Бакунин встретил Великую Отечественную в Туле. В городе российских оружейников дислоцировался вверенный ему 61 -й

стрелковый корпус. Корпус состоял из 53-й, 110-й, 172-й стрелковых дивизий.

Через несколько дней после начала войны корпус был вовлечён в белорусский ТВД. Содержательная сторона этого вовлечения: участие в оборонительных боях за Могилёв. Ещё находясь н территории РСФСР, бакунинцы были сориентированы на решение сверхзадачи: не пустить врага дальше линии Шклов-Могилёв-Быхов. Первоначально предполагалось прочно обосноваться на пространстве, прилегавшем к этим населенным пунктам. За состояние дел на белорусском ТВД непосредственно отвечало командование Западного фронта. Могилёвское направление входило в зону ответственности 13-й армии данного фронта. То, что её штабу с 7 июля 1941 года стал подчиняться 61-й стрелковый корпус, представляется вполне логичным. Корпусу Бакунина был также придан 20-й механизированный корпус [1].

Что же было дальше? В любом учебнике истории можно прочесть: «53-я и 110-я стрелковые дивизии заняли оборону по рубежу р. Днепр севернее Могилёва. На 172-ю стрелковую дивизию возлагалась оборона Могилёва и предмостного укрепления. Здесь же сосредоточились основные силы артиллерии корпуса. 8 июля корпус в составе 53-й, 110-й и 172-й стрелковых дивизий имеет задачей оборонять рубеж р. Днепр на фронте Шклов, Могилёв, Буйничи с полосой предполья по восточному берегу р. Друть. Особое внимание корпуса обращается в направлениях Шклов, Головчин, Могилёв, Березино. 13.7.1941 в районе Шклова командир корпуса генерал-майор Ф. А. Бакунин приказал атаковать немецкий плацдарм силами 110-й стрелковой дивизии, которая нанесла контрудар в направлении Августово, Плещицы»[4].

В это время на подступах к Могилёву находились все моторизованные корпуса 2-й танковой группы генерал-полковника Гейнца Гудериана. Личный состав данных корпусов до этого везде и всюду выходил триумфатором, привык к блицкригам. Сам Гудериан прочно заимел репутацию гения танковых сражений. Если Бакунину ждать подкреплений было неоткуда, то у Гудериана приток живой силы нарастал. Добавлялись отборные части. К середине июля обстановка на могилёвском направлении чрезвычайно обострилась для РККА.

Спустя многие годы Фёдор Алексеевич вспоминал: «15 и 16 июля войска 61-го стрелкового корпуса остались в окружении. 16 июля наши войска оставили Кричев, Смоленск. Таким образом, корпус оказался в глубоком тылу врага.

16 июля я получил короткую радиограмму, содержание которой: «Бакунину. Приказ Верховного Главнокомандующего — сделать неприступной крепостью!»

Бой в окружении — самый тяжелый бой. Окруженные войска должны или сдаваться на милость победителя, или драться до последнего.

Я понял приказ так: надо возможно дольше на этом рубеже сдерживать вражеские войска, с тем чтобы дать возможность нашим войскам сосредоточить свои силы для решительного перехода в наступление»[3].

Едва наступил рассвет 17 июля 1941 года, как гудерианцы испытали на себе очередную атаку бакунинцев. Им изрядно потрепали нервы части 20 -го мехкорпуса, 110-й стрелковой дивизии, которые дислоцировались на пространствах, прилегавших к населённым пунктам Городище, Дубровка. Бакунинцы решительно нацелились на то, чтобы прорваться к Копы си, Орше.

Их появление в населённых пунктах Яковлевичи, Принцевка означало, что пройдена большая часть пути. Однако за этими населенными пунктами находился в разы превосходящий противник. Отборным германским пехотным частям 9-го армейского корпуса удалось конвертировать такое превосходство так и таким образом, чтобы исключить дальнейшее продвижение частей 20-го мехкорпуса, 110-й стрелковой дивизии. Через 4 дня были выстроены оборонительные порядки с четырьмя опорными пунктами как для 20-го мехкорпуса, так и для 110-й стрелковой дивизии. Для 20-го мехкорпуса такую функциональную нагрузку несли Чернявка, Рудицы, Ордать, Городище, для 110-й стрелковая дивизия — Городище, Княжицы, Плещицы, Мосток. Эта функциональная нагрузка будет чувствоваться только два дня. 23 июля и 20 -й мехкорпус, и 110-я дивизия будут иметь дело с резко нарастившими своё преимущество германцам. Совсем неудивительно, что они стали отступать, оказавшись в конечном итоге в Константиновке и Каменке. Для Бакунина было чрезвычайно важно поддерживать постоянную связь с 172 -й стрелковой дивизией. Эта дивизия находилась в эпицентре оборонительных боёв. Для неё география таких боёв полностью совпадала с самим Могилёвом. Связь больше не имела места и опытный военачальник увидел в этом плохой знак. Он понимал, что физические и моральные силы оборонявшейся стороны исчерпаны и потому надо незамедлительно выходить из окружения. С этими мыслями комкор прибыл рано утром 25 июля 1941 года в деревню Сухари. Она находится в 26 километрах от Могилёва. Здесь собрались командиры соединений, оказавшихся в окружении. Они представляли 61-й стрелковый корпус. Заметим также, что 23 июля в зоне его дислокации появилось пополнение: потерявшие боле половины личного состава отдельные части 20 -й армии. Совещались недолго. Главный вопрос напрашивался сам собой: «Что делать с той частью 61 -го стрелкового корпуса, которая не вошла в число безвозвратных потерь?» Все сходились на том, что надо прорываться из окружения, что прорыв должен стартовать, когда 25-й день июля будет подходить к своему завершению. Субъекты прорыва могли чувствовать себя в полной безопасности, оказавшись в пространствах, прилегавших к Мстиславлю, Рославлю. Естественно, туда и надо было направляться, что составляло ядро плана комкора. Г енерал-майор продумал, как направляться и в какой последовательности. Имели свою логику планирование трёх маршрутов движения, авангарда и арьергарда. Авангард и арьергард сопрягались со степенью боеготовности. Степень боеспособности 20-го механизированного корпуса была в целом неудовлетворительной, что предопределило его авангардную позицию. В 110-й стрелковой дивизии были части с точностью до наоборот, потому предусматривалось их движение в арьергарде. У командира 172-й стрелковой дивизии генерал-майора Романова М. Т. был собственный план прорыва из окружения, который не согласовывался с планом Бакунина. Романов стремился действовать по его же плану. Прорывавшиеся под командованием Бакунина части более 30 часов находились в мёртвой схватке с создавшим сверхплотное кольцо окружения врагом. На ряде участков

противник имел десятикратное преимущество. Больше половины личного состава, участвовашего в прорыве, осталась лежать на могилёвской земле. Стало очевидно, что нужен новый план. И он появился. Первым пунктом проходило недопущение попадания к врагу техники, лошадей. Первое подлежало немедленному уничтожению, второе — разгону. Суть второго пункта: прорыв небольшими группами. Комкор самолично обеспечил

успешный прорыв для 140 бойцов, то есть группы, которая составляла без малого полторы роты [1].

5 августа 1941 года произошло расформирование 61-го стрелкового корпуса первого формирования и, естественно, он стал историей. Он вошёл в историю, прежде всего, боями на могилёвском направлении.

Вновь обратимся к воспоминаниям Ф.А. Бакунина. Цитируем соответствующий пассаж: «За время боёв, по далеко не полным данным наших штабов, было подбито и уничтожено: 24 самолёта, 500 танков, 700 мотоциклов, около 1500 автомашин, убито не менее 30 000 и взято в плен до 2 тысяч солдат и офицеров противника” [3].

Правильно сказано: “Всё познаётся в сравнении”. В ходе оборонительных боёв в драматическом и трагическом июле сорок первого ни один корпус РККА не добивался таких результатов, как 61-й стрелковый корпус Бакунина. Столь внушительная статистика — не единственное измерение славного подвига бакунинцев. Поистине впечатляет военно-стратегическое измерение. По определению его наиболее адекватно мог сформулировать военный стратег, который в то время был непосредственно вовлечён в соответствующий ТВД. И то, и другое относится к Маршалу Советского Союза А.И. Ерёменко. Во время боёв за Могилёв он в звании генерал-лейтенанта был заместителем командующего Западным направлением.

А.И. Ерёменко писал: “Значение обороны Могилева состоит в том, что она оказалась таким препятствием на пути потока гитлеровских полчищ, которое разорвало и нарушило их оперативное построение, затормозило движение правого крыла группы армий «Центр», нацеленной с самого начала войны на Москву.

Могилев — важный оперативно-стратегический пункт и крупный узел дорог и линий связи. Поэтому продолжительное удержание его в наших руках тормозило продвижение и снабжение фашистских армий, срывало их планы по управлению войсками”[2].

Логика дальнейшего изложения требует перейти к оценке действий комкора на самом верху. Единственно правильным выглядело бы такое решение: присвоить звание Героя Советского Союза, включить в корпус генерал-лейтенантов, назначить командармом. Но в действиельности не имели места ни первое, ни второе, ни третье. Более того, Бакунин не получит никаких наград за указанные бои. Почему так произошло?

Сразу после оборонительных боёв на стол Сталину легла самая настоящая кляуза со стороны Главного командования войск Западного направления. Её авторы предлагали отдать Бакунина под суд за то, что он принял решение прорываться из окружения и стремился его реализовать. По их логике, надо было продолжать держать оборону, что выглядело бы ничем неоправданной авантюрой.

Читая, перечитывая эту кляузу, думаешь, прежде всего, о том, что есть высший суд — суд совести. Подписанты его проиграли, а Бакунин однозначно выиграл. Конечно, хорошо, что Сталину хватило ума не отдавать Бакунина под суд. Но эта кляуза во многом сделает своё дело. Командование корпусом и звание генерал-майора так и останутся для талантливого военачальника вершиной военной карьеры. Через два года после окончания Великой Отечественной войны 49-летнего генерал-майора вообще уволят из СВС [1].

После выхода из окружения Бакунин 2 года был вне ТВД, обеспечивая учебный процес в Военной академии имени М. В. Фрунзе. С ноября 1943 года герой очерка вновь на фронте. Сначала он был заместителем командира 10-го стрелкового корпуса и в этом качестве особенно отличился при освобождении Крыма. С 20 мая 1944 года являлся командиром 63-го стрелкового корпуса. Комкор вновь будет вовлечён в белорусский ТВД, но на сей раз наступающая и обороняющаяся стороны поменялись местами. В ходе освобождения Беларуси герой очерка проявляет себя мастером обходного манёвра. На тех фазах наступательных операций, где приходилось разгадывать архисложные ребусы, связь Бакунина со всеми взводами, ротами, батальонами, полками, дивизиями работала как часы, военачальник оперативно находил наиболее правильные решения. Всё это просто блестяще сработает и на прибалтийском ТВД, когда 63-й стрелковый корпус вышел победителем в боях за города Паневежис, Радвилишкис, Шедува, Шяуляй, Ауце [3].

Прибалтийский ТВД окажется последним для генерал-майора. Вверенный ему корпус оставался в Прибалтике до самого конца войны. После войны 63-й стрелковый корпус станет составной частью Уральского военного округа. Здесь же закончится военная карьера Фёдора Алексеевича.

Наградная коллекция генерал-майора включала орден Ленина, 2 ордена Красного Знамени, орден Кутузова 2 степени, орден Красной Звезды, медали. Конечно, реальный вклад этого военного деятеля в защиту его Отечества таков, что эта коллекция должна была быть значительно большей [1].

Предстоящее 75-летие со дня освобождения Могилёва от германских захватчиков — весьма удобный повод для постановки вопроса об увековечении памяти о Фёдоре Алексеевиче. Было бы справедливым присвоение ему званий Героя Беларуси и Героя России посмертно.

Литература:

  1. Бакунин, Фёдор Алексеевич — Википедия [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://m.wikipedm.org/wiki/Бакунин,_Фёдор_Алексеевич. — Дата доступа: 24.02. 2019.
  2. «Героический Могилев» (из воспоминаний А.И. Еременко) — by [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.mycity.by> ПРОЕКТЫ > Публикации об истории. — Дата доступа: 14.02. 2019.

З.Читать «Разные дни войны. Дневник писателя, т.1. 1941 год … Электронный ресурс]. — Режим доступа:

https://www.litmir.me > … > Разные дни войны. Дневник писателя, т.1. 1941 год.

— Дата доступа: 17.01. 2019.

4.61-й стрелковый корпус (1-го формирования) — Википедия Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://ra.wikipedia.org/wiki/61- й_стрелковый_корпус_(1-го_формирования) — Дата доступа: 19.01. 2019.

Стрелец М.В., Птичкина С. А.

Учреждение образования “Брестский государственный технический

университет”

(г. Брест, Беларусь)

Оригинал