Как литовцы скрывают преступления своих отцов



В братской могиле в лесу Паняряй (польск. Ponary или Понары) возле Вильнюса лежат около ста тысяч человек. В подавляющем большинстве евреи. А также поляки, цыгане, русские и активисты коммунистической партии, казненные немцами и литовскими коллаборационистами.
Как литовцы скрывают преступления своих отцов

У профессора Пинхоса Фридберга в Паняряй захоронены двадцать восемь погибших родственников, включая бабушку, дедушку и других близких. Но с мая 2012 года, он уже не приходит на официальные мероприятия.
Профессор, родившийся в мае 1938 года, вероятно, последний еврей из числа родившихся в Вильнюсе до начала войны и до сих пор живущих в городе, именовавшемся некогда «Иерусалимом Севера» или «Литовским Иерусалимом».
Согласно польской переписи 1931 года, среди горожан евреи были второй по численности национальной группой– 54,6 тысячи человек (первой были поляки, которых насчитывалось 128,6 тысяч). Среди них были и родители профессора, оба учителя языка идиш, также безукоризненно владевшие польским. Причем владевшие им настолько хорошо, что его отец Шая (умерший в 1992 году), даже после многих лет жизни в Советском Союзе и использования русского языка ежедневно допускал в своей речи «польские» оговорки.
Но не о своей жизни хочет поговорить со мной Пинхос Фридберг, а о том, что происходит сегодня в Литве, и о том, с чем он никак не может примириться. Перенесемся от времен войны в современность. Май 2012 года. В Каунасе состоялись торжественные похороны Юозаса Амбразявичюса-Бразайтиса, признанного правительством национальным героем. Его останки были привезены из США.
Де-юре похороны не имели государственного статуса, но были осуществлены за счет государства. Звучали торжественные выступления, играл оркестр, в церемонии приняли участие президенты независимой Литвы Валдас Адамкус и Витаутас Ландсбергис. Такое торжество организовали в честь политика, который возглавил литовское правительство в июне 1941 г., после вторжения в Литву немецких войск. Он готовился руководить этим правительством под немецким протекторатом, однако правил недолго – уже 28 июля 1941 года немцы дали четко понять: никакой автономии для Литвы не будет.
Несмотря на это, литовские историки перечисляют, чем Амбразявичюс успел отметиться: старался ликвидировать последствия «первого советского господства» в Литве, вновь воссоздал литовское правительство, восстановил прежнее образование, отменил национализацию земли. Также они вынуждены признать, что на время деятельности его временного правительства приходится и решение о создании гетто в Каунасе. Не могут они отрицать и того, что на заседании правительства 30 июня 1941 года под руководством Амбразявичюса было решено создать концлагеря для евреев, а также назначены лица, ответственные за их организацию. Документы сохранились, поэтому никаких сомнений нет. Нельзя также оспаривать тот факт, что именно это литовское временное правительство создало батальон вспомогательной полиции (Tautinio darbo apsaugos batalionas, TDA), в который уже к 4 июля 1941 года вступило 724 добровольца. Которые уже спустя несколько дней, в соответствии с планами немцев, приступили к уничтожению евреев в VII форте старой, еще российской крепости Каунаса.
Как литовцы скрывают преступления своих отцов
Памятник жертвам Холокоста в каунасском форте IX, возле места массовых расстрелов.В августе 1941 года в гетто было согнано около 30 тыс. евреев. Это были те, кого не успели убить еще до вступления немецких войск или в ходе погромов организованных литовскими националистами, а также сразу же после вступления немецких войск и в ходе первых массовых казней.
Как и гетто в Варшаве, каунасские гетто делились на „большие” и „маленькие”. В Варшаве закладывалось гетто на улице Холодной, в Каунасе – на Понарской. «Малые» гетто немцы и их литовские коллаборационисты уничтожили уже к началу октября 1941 года, а жителей расстреляли в IX форте. Чуть позже, 29 октября, в том же месте и таким же образом убили еще 9200 евреев. В 1943 г. гетто под кураторством СС было превращено в концентрационный лагерь. Еще год спустя, когда к Каунасу приближался фронт, немцы сожгли весь квартал, а последних жителей вывезли в другие лагеря. Когда Красная Армия вошла в город 1 августа 1944 года, в Каунасе осталось всего несколько сотен евреев.
Как литовцы скрывают преступления своих отцов
Сжигание трупов евреев и советских военнопленных в каунасском форте IX. Рисунок узника форта Anatola Garnika-Grana, музей форта IX.Кстати, именно там, в каунасском гетто 10 сентября 1941 года родилась Анита, жена профессора Фридберга. Ее отец и дед погибли в концлагере в Дахау. Бабушка не пережила концлагеря Саласпилс в Латвии. Анита выжила потому что в конце мая 1944 г., перед самой ликвидацией гетто, ее спасла перенеся на литовскую сторону акушерка Бронислава Кристопавицене.
Как профессор и его жена, оставшиеся в живых во время Холокоста, могут принимать участие в официальных торжествах, где присутствуют те же политики, что чествуют как литовских героев людей, сотрудничавших с Гитлером?
Тем более что одним Амбразявичюсом дело не заканчивается. Еще один национальный герой – это Казис Шкрипа, создатель и лидер т.н. Фронта Литовских Активистов (LAF), того самого, который в июне 1941 года создал литовское правительство. Ранее, в марте того же года, он озвучил патриотам вторую, после восстановления независимости, задачу: „Очень важно использовать эту возможность, чтобы освободиться от евреев (…) Чем больше их уедет из Литвы, тем легче будет позже полностью освободиться от евреев”, – писал он в „Инструкции по освобождению Литвы”, документе, который его связному придется выучить наизусть. „Каждому еврею в Литве без исключений официально предписывается покинуть землю литовскую сразу же и без промедления” – это уже фрагмент воззвания LAF озвученный по берлинскому радио в день нападения Германии на СССР. Призывая литовцев к борьбе за независимость, нацисты апеллировали к борьбе с большевизмом, „крупнейшим и самым таинственным слугой (…) которого является еврей”.
Спрашиваю о Фронте Литовских Активистов и его видении Литвы у Арунаса Бубниса, одного из самых видных современных литовских историков. И слышу, что Шкрипа, довоенный литовский дипломат, начал действовать на благо независимости еще в ноябре 1940 г., вступил в контакт с антисоветскими организациями в стране, а весной следующего года он уже был убежден, что столкновение III Рейха и СССР неизбежно. Он поддерживал контакты с германским министерством иностранных дел и одновременно надеялся на то, что в планах гитлеровского „похода на восток” будет место и для независимой Литвы. В этом также были убеждены создатели временного правительства. К сожалению, – говорит историк, – они ошиблись.
Как литовцы скрывают преступления своих отцов
Памятник восстанию 23 июня 1941 года в Каунасе.Бубнис в своих публикациях не скрывает, что некоторые члены LAF совершали убийства евреев. В том числе во время восстания 23 июня 1941 г., когда литовцы напали на отступавшие части Красной Армии („несомненно, тогда имели место всякого рода инциденты”, – заявил он в интервью в 2013 г.). Однако, главная суть дела для него заключатся в борьбе за свободу страны. – Мало кто знает, что литовцы на самом деле захватили Каунас и Вильнюс еще до вступления немцев, – подчеркивает он. – 10 тысяч человек боролось за литовскую независимость.
Восстание 23 июня 1941 г., как его официально именует литовская политика в исторической сфере, с этого года увековечено в имени названной в его честь улицы в Вильнюсе, ранее ему поставили памятник в Каунасе и отвели видное место в истории страны. Логика проста: тому, кто честно боролся за независимую Литву можно многое простить, или сделать вид, что о менее славных делах ничего не известно. Как это сделал бывший президент Валдас Адамкус. Стоя над могилами в Понарах, он говорил: нет прощения за такие преступления. Однако, когда его спросили, что делал его отец, служивший во время войны в полиции и доставлявший осужденных на место казни, Адамкус сообщил „дома об этом не говорили”. Такая же ситуация и с семейством Витаутаса Ландсбергиса. Его отец Витаутас Ландсбергис-старший, был министром жилищно-коммунального хозяйства в правительстве Амбразявичюса. И именно его подчиненные занимались созданием гетто в Каунасе…
Можно также искажать реальность: не обращать внимания на то, что часть повстанцев уже с конца июня 1941 года, т.е. уже всего лишь две недели спустя, стала исполнителями казни евреев. Можно делать вид, что свидетельства об убийстве евреев литовцами еще перед приходом немцев неправдоподобны, всячески обходить тему литовских коллаборационистов Гитлера, но в то же время постоянно напоминать, что были и литовские Праведники среди Народов Мира, которые защищали евреев рискуя собственной жизнью. Говорить о тех, кто жил на самом деле. И в то же время создавать мифы. В ноябре 2012 года вице-президент т.н. международной комиссии по оценке преступлений оккупационных режимов – нацистского и советского Литвы Ингрида Вилкене на международном форуме историков в литовском Сейме рассказала драматическую историю о семье, которая в течение трех лет прятала в вырытом собственными руками бункере 43 еврея. На вопрос, как звали этих людей, она ответила… „сейчас не помню”.
Помнить она не могла, в том числе и потому, что этого просто не было. Если бы эта история была правдой, она нашла бы, без сомнения, свое место и отражение в каком-либо из исследований о Холокосте в Литве. Однако в известных мне работах я ее не нахожу. В 2006 году вильнюсский Государственный еврейский музей им. Гаона издал объемный том, в котором целая глава посвящена Праведникам среди Народов Мира. Читаю, в частности, историю Марии Рустекайте, которая спасла пятнадцать человек, семьи Симокайтисов, которые спасли семью из четверых человек из каунасского гетто, священника Юозаса Стакаускаса, который прятал евреев в специально оборудованном тайнике в здании бывшего бенедиктинского монастыря в Вильнюсе. А вот то, о чем говорила Вилкене, искать бессмысленно.
Спрашиваю, есть ли у молодежи, учеников литовских школ возможность узнать о трагедии евреев. Пинхос Фридберг говорит, что да. Есть лекции, экскурсии в музеи. Мало того, на местах убийств евреев – Рута Ванагайте насчитала их по всей Литве 227 – обычно находятся памятники и мемориальные доски, места памяти ухожены, случаи их уничтожения встречаются очень редко. Однако то, что сообщат добросовестные историки, входит в противоречие с тем, что ученики слышат в доме. Там старые стереотипы и предубеждения прекрасно себя чувствуют.
Большая дискуссия о том, что действительно делали литовцы во время Холокоста, сколько было спасателей, а сколько палачей, развернулась в прошлом году, когда журналистка Рута Ванагайте выпустила книгу под названием „Наши” (в 2017 году была переведена на польский). Автор разговаривала с людьми, которые в детстве видели убийства соседей евреев. Она приводит протоколы допросов осужденных за поддержку нацистской Германии коллаборационистов. Страшные картины, которые врезались в память свидетелей, чередуются с еще более страшными показаниями тех, кто участвовал в казнях, стрелял, грабил имущество убитых. Шок был тем больше, что Ванагайте это коренная литовка, внучка человека репрессированного в СССР, чья семья, как он пишет в предисловии к книге, пережила все трагедии, которые в XX веке пережила ее страна.
– Зло не имеет национальности, преступления надо наказывать, вне зависимости от того, кем был преступник – уверен Пинхос Фридберг. Однако, по крайней мере, часть литовской общественности, в том числе ряд политиков, не придерживаются этого мнения. После публикации книги, которая мгновенно стала бестселлером, на Ванагайте обрушилась лавина критики. Правые националисты начали травлю автора. О „малом правдоподобии” работы (которую, как он сам признался, он не читал), написал лично Витаутас Ландсбергис. Не обошлось, естественно, и без обвинения в шпионаже, дескать, не может настоящая литовка формулировать такие выводы, если она не работает на Путина.
Как литовцы скрывают преступления своих отцов
Брошюра из Музея Жертв Геноцида в Вильнюсе: жертвы советской и немецкой оккупации в Литве.Предположу: более обоснованным был бы подход, который представляет листовка, врученная мне в вильнюсском Музее Жертв Геноцида. Она показывает количество погибших русских и немцев, приведенные в столбце, чтобы легко было сосчитать, обобщить и запомнить: были две оккупации, два агрессора, которые пытались уничтожить литовский народ. Более подробна первая часть – об СССР. Отдельно высланные – ссыльные и заключенные первого периода – 1940-1941 гг., жертвы лагерей и депортаций послевоенного времени, арестованные по политическим соображениям с 1954 до 1986 г., убитые под телебашней. Наравне с гражданскими жертвами участники восстания 23 июня 1941 года и павшие „лесные братья”. Нацистская оккупация занимает в два раза меньше места. 240 тыс. убитых в этот период занимают одну строчку – „убиты (в том числе около 200 тысяч евреев)”. Хотя в разговоре со мной Арунас Бубнис не имеет сомнений: самым ужасным, смертоносным годом в истории Литвы был год 1941-й. Именно этот год, на который, кстати, приходятся убийства 80% еврейской общины.
Профессор Пинхос Фридберг: Подходы к уничтожению евреев менялись. Сначала в независимой Литве писалось, что Холокост это преступление особое. Потом появилась концепция, что имели место два равновеликих геноцида – евреев и литовцев. Наконец победило мнение, что коммунистический геноцид, жертвами которого были литовцы, был страшнее. Это ошибочное использование термина, который имеет вполне четкое определение. Геноцида литовцев не было. В том числе потому, что Сталин не стремился к истреблению целого народа. Репрессии проводились по классовому, а не по национальному критерию. И это не оправдание палачей. Я просто использую понятия в соответствии с их значением.
Профессор постоянно пишет письма в СМИ, публикует, полемизирует с ложью и упрощениями, привлекает документы. Но когда речь заходит о будущем, является пессимистом.
– Я убежден, что через десять, двадцать лет, когда умрут последние оставшиеся в живых во время Холокоста, последние свидетели, память об этих событиях исчезнет полностью, – говорит он. – Общество не делает выводов, сыновья не признают, что отцы допускали ошибки, преступления.
Как литовцы скрывают преступления своих отцов
Хоральная синагога в Вильнюсе. В последние годы в Литве государство профинансировало ремонт ряда синагог и еврейских памятников.Так что не поможет ни то, что нынешняя президент Литвы не выступает публично в таком националистическом духе, который позволял себе, например, Ландсбергис, ни тот факт, что сегодня больше, чем когда-либо публикуется текстов об истории литовских евреев, и правительство финансирует ремонт и реконструкцию памятников еврейской культуры. В Вильнюсе собственными глазами  вижу, как восстанавливается синагога на ул. Pylimo. Профессор показывает мне фотографию другого объекта, он тоже идеально восстановлен, но только в деревне, где нет ни одного еврея. Это всего лишь архитектура, туристическая инфраструктура, – говорит он, – жизнь, что кипела в Литве перед Холокостом, не вернется никогда.
***
В Израиле, сразу же после войны, на основе показаний выживших и свидетелей был составлен список 4033 имен литовцев, которые принимали участие в убийствах евреев. Менее двадцати лет назад он был отправлен властям независимой Литвы, которые попросили проанализировать его представителей Центра исследований Геноцида и Сопротивления жителей Литвы. Историки пришли к выводу, что на самом деле в этот список должны были войти только 1050 человек, однако во время архивных исследований они установили еще 985 фамилий, которых в списке не было. В итоге остановились на перечне из 2035 литовцев, которые расстреливали евреев. Центр проинформировал правительство о выводах, к которым пришел, но этим дело и закончилось. Историки убеждают: мы не можем сами оглашать список, ибо Центр не имеет прав для того, чтобы оглашать официальные обвинения и выносить приговоры. Но после выхода „Наших” они сначала посылают запрос о привлечении виновных к ответственности генеральному прокурору, а когда тот заявляет, что суда не будет, потому что никого из списка нет в живых, призывают правительство, чтобы оно само обнародовало перечень. Но до этого не доходит. Ибо как пишет Ванагайте: „Существует огромная политическая воля, чтобы не допустить публикации этих документов”.
Strajk.eu


Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив